ПОИСК ПО САЙТУ:

Себе не жлобь!
подробнее...
Наиболее интересные темы

Эксперт-руководитель
Эксперт продаж
Эксперт массового воздействия
Эриксоновский гипноз
НЛП
Управляемая интуиция
Школа достигатора

Т.В. Гагин. С.С. Козакевич

Модели НЛП в работе психолога

(Первоначальное название <Работа психолога: как это делается>). Издана в 2002 году Издательством Института психотерапии.

Фрагменты из книги

Вся схема по шагам

Подходы и традиции бывают разные.

·     Точнее, в большинстве случаев разными они кажутся. Или их так описывают отцы-основатели.

Объединяет их одно: эти подходы работают. А раз так, значит, есть в них что-то общее. Оно должно быть, если мы считаем, что качественные профессионалы-психологи разных школ  по итогам своей работы с человеком приходят к примерно одинаковым результатам.

А вот это как раз не очевидно. Желаемый результат с точки зрения психоанализа и с точки зрения НЛП, к примеру, часто очень не одно и то же. Теоретические построения разных школ часто провозглашают в качестве нормы и цели очень разные состояния человека на выходе - когда работа психолога окончена. Чтобы объяснить-оправдать такую разницу, придумана и успешно существует даже и классификация: проблемно-ориентированные, симптом-ориентированные, клиент-центрированные и прочие варианты работы. С разными, соответственно, результатами. И если специалист относится к своей школе, как к ЕДИНСТВЕННО ВЕРНОМУ ЗНАНИЮ, то результат в рамках своего учения он своему клиенту делать и будет. Потому что он теоретик. В душе. А вот если он практик, и помнит, что построения теорий относительны, а человек реален, то он будет использовать все, что он знает, увидит, подсмотрит у коллег, все, что умеет и  чему может научиться в школах разных, чтобы сделать результат, нужный - клиенту. А не теории. И тогда, в рамках какой бы школы психолог ни работал (как он сам про себя думает), конечный результат будет совпадать: клиенту станет жить - лучше.

Я как-то даже экспериментировал: проводил одну консультацию в одной традиции, другую - в другой, третью - в третьей. Разница была: в скорости, в стоимости (не только денежной) для клиента, в том, как все это выглядело (форма). Но содержание за всем этим оставалось неизменным: мы работали вместе с клиентом и на его, нужный ему результат.

·     И ученые коллеги наверняка обнаружат какую-нибудь теорию, в рамки которой вписывается именно этот, <ориентированный на результат клиента> подход.

Словом, если теория и практика работает, то, какими бы высоконаучными теориями это ни объяснялось, что-то общее во всех подходах есть. И при ближайшем рассмотрении работы разных результативных специалистов из разных школ это общее обнаруживается легко. Это - структура. Если хотите, схема. Где, какими бы словами это ни описывалось, есть последовательные этапы. С четко обозначенным на каждом таком этапе результатом.

·     И осознанно или интуитивно мы не переходим к следующему этапу, пока не получим результат на предыдущем.

В разных книгах (в соответствии с традицией, которой придерживается автор) количество этапов разное. Кто-то объединяет, кто-то подразделяет. Кто-то добавляет свои. Называются они тоже по-разному. Поскольку мы говорим о реалистическом подходе, постольку мы и сосредоточимся на такой схеме, которая позволяет проследить этапы в реальной практике. То есть при минимуме сторонних умозрительных построений.

·     То есть без лишних выдумок. Потому что рассуждения о <когнитивных конструктах> и <Родителе, Взрослом и Ребенке> как о реальности, не более обоснованы, чем рассуждения о <черных мыслях>, которые <облучают ауру>. И то, и другое - метафоры, описывающие реальность в своей традиции.

Словом, вся схема целиком выглядит так:

·         Установление контакта;

·         Выявление сути запроса. Обнаружение дезадаптивной установки;

·         Формирование образа желаемого результата;

·         Коррекционная работа;

·         Завершение. Адаптация результата к реальности.

Называть эти этапы можно по-разному. А вот проходить их надо обязательно. И мы с вами в своей работе их проходим. Или, по крайней мере, должны. Потому что, если какой-то этап выпадает, то и работа получается уже не очень качественная. Неполноценная. Потому что в ней чего-то важного - не хватает.

Теперь  подробнее.

 

Поддерживающее слушание

Это очень простая техника. Она глупа до безобразия. Но она работает! Она не просто работает, она работает так здорово, что часто возникает сомнение в необходимости других техник. Она стара как мир.

·     И все-таки многие коллеги ухитряются ей пренебрегать.

Если опустить теоретическое обоснование, то суть техники - гениальна. То есть очень проста. Нужно: кивать.

·     Говорят, любой телефонный разговор можно поддерживать сочетанием трех высказываний: <да>, <угу> и <Да что Вы говорите?!>. При личном общении эту роль выполняет кивание.

На одном кивании можно провести целую продуктивную консультацию: клиенту станет легче! Киванием можно устанавливать и держать контакт, тянуть время, демонстрировать понимание и поддержку, побуждать продолжать, соглашаться и сочувствовать. Кивание может передать любовь и уважение. Кивание в нужном месте может помочь подтолкнуть к нужному решению и закрепить его. Давайте кивать!

А как? Тут есть небольшие тонкости. Кивать надо в такт - в ответ на ударения-нажимы в речи клиента. Кивать надо постоянно, едва ли не покачивая головой, и в особо эмоционально-значимые моменты кивать надо интенсивнее. Отвечая, тоже надо кивать в прежнем темпе, усиленным киванием отмечая особо важные моменты уже в своей речи. А вот если вы слышите что-то, по-вашему, неверное, кивание можно ненадолго прервать. И тут же возобновить его, когда разговор вернется в нужное русло.

На обучающих семинарах, когда заходит разговор о кивании (и уж тем более, когда людям приходится это отрабатывать), возникает вопрос: <А не буду ли я выглядет идиотом?> Успокоим: будете, но не в большей степени, чем лучшие в нашей профессии. Да и не только в нашей. Посмотрите на разговор, в котором собеседники увлечены друг другом. Если они здоровы, они - кивают.

·     Правда?

Поддерживающее слушание иногда называют техникой для ленивых. На одной этой технике можно консультировать часами.

·     Находясь в легком полусне.

В дополнение к киванию хорошо бы говорить что-то вроде: <Продолжайте, да, понимаю, хорошо, так, ага, м-мм, очень хорошо>.

·     Еще это называется поддакиванием.

 

Коррекционная работа

Для начала повторим: все может быть закончено еще до того, как мы подойдем к коррекционной работе. Клиенту может быть достаточно того, что он получил на этапах предыдущих.

·     Или нам все никак не удается установить контакт, выявить суть и сформировать результат.

По сути, коррекционная работа - это инструментальная стадия, этап, когда мы разобрались <что делать?> и теперь просто делаем. И если клиент умный, он часто может сделать все сам, опираясь на наши подсказки и/или свой жизненный опыт. Словом, не надо обязательно стремиться провести коррекционную работу <во что бы то ни стало>. Это - не главное. Тут, что называется, <дело техники>. И, кстати, тут все в эту самую технику упирается. Поэтому, коллеги, мы тем спокойнее и свободнее на этой стадии себя чувствуем, чем большим арсеналом техник владеем.

·     Для опытного профессионала на этом этапе все уже просто и предсказуемо. А вот для новичка все еще только начинается.

Вся суть практически любой коррекционной работы сводится к одному: клиент получает собственный значимый успешный опыт. Это своего рода концентрат опыта, опираясь на который клиент изменяет свою жизнь. Соответственно, техники и подходы, сориентированные на формирование у клиента такого опыта, срабатывают.

·     А нет - так нет.

Опыт бывает разный. Разноуровневый. И на разных уровнях работают техники разные. Поэтому не стоит удивляться, если хорошая и рабочая техника начала давать сбой: видимо ее применили не по назначению. Видимо, она придумана для другой разновидности опыта, для другого его уровня.

·     Человеку нужен опыт позитивного мышления, а ему предлагают переживание близости. Человеку нужен опыт доверия, а его учат правильно двигаться. Клиенту нужен опыт принятия себя и любви к себе, а ему объясняют основы безопасного секса. Неувязочки!

Поэтому прежде, чем выбрать технику, надо разобраться с тем, на каком уровне находятся проблема и желаемый результат. Работать мы будем, вероятно, на том же уровне или - на уровень выше. Тут возможны исключения, но все-таки общее правило заключается в том, что уровень коррекционного вмешательства должен совпадать с уровнем задачи или располагаться выше.

И тут возникает вопрос: если есть уровни <выше> и <ниже>, значит, существует их иерархия? Да, существует. И сейчас мы вместе подымемся от уровня к уровню, а потом рассмотрим их по отдельности.

Схема уровней работы

Все начинается с уровня <мира вокруг>, с Других. Это и близкие, и друзья, и знакомые, и коллеги по работе и вовсе незнакомые люди. Это вообще весь мир, точнее, те его проявления, которые нашего клиента непосредственно затрагивают.

·     Кстати, и мы с вами в этот уровень опыта клиента входим.

Это - все то, что вне и вокруг. В НэЛПе так и говорят: <уровень окружения>. Мир вокруг влияет на человека, человек влияет на мир. В конечном счете огромное большинство проблем проявляются именно на этом уровне, во взаимодействии человека с миром. Но в качестве проблем <на уровне окружения> мы рассматриваем только те, которые порождаются этим окружением практически независимо от личных усилий одного человека. Это культура, традиции, быт, правила приличия, порядки, законы, ритуалы, ожидания других людей, их воспитание, их собственный, не связанный с нами личный жизненный опыт.

·     Понятно, что взаимодействие одного и того же человека с миром театральной богемы, с миром чиновников и с уголовным миром, к примеру, вызовет разную реакцию у человека и разные результаты на практике.

Если говорить о нашей работе - работе психолога, то на этом уровне мы можем повлиять постольку-поскольку. И если можем, то преимущественно в рамках социальной психологии. Включая социально-психологический тренинг.

·     Смотри главу о групповой работе. Отправить клиента на тренинг - тоже коррекционный подход.

Потому что для разрешения проблем на этом уровне человек может либо изменить мир вокруг себя (что вряд ли, хотя история знает такие примеры), либо сменить свое окружение на другое. Либо совместить оба подхода.

Впрочем, там, где в расчет начинает приниматься собственная активность клиента, мы говорим уже об уровне поведения.

·     И работают здесь - логично! - техники поведенческие. Научение. Бихевиоризм.

На уровне поведения (именно поведения) проблемы-трудности связаны обычно с тем, что человек буквально <плохо себя ведет>. Зажимается, стесняется, сутулится, неопрятен, развязан, хамит, грубит (грубо работает), не умеет знакомиться, не знает, как подойти, что делать с девушкой, когда <уже пора целоваться> или как вести себя с родителями или с хулиганами на улице и т.д. По сути, это вопросы - технические. И наша задача (если дело действительно только в этом) - дать знание, оттренировать навык, добиться устойчивого использования нужного шаблона поведения. Тогда -результат - достигнут.

·     Часто вся глубина психологии здесь сводится к тому, чтобы отправить человека на танцы и/или у-шу, подсказать хороший драмкружок для развития артистизма и раскованности или порекомендовать нужный курс у коллег-групповиков.

А вот дальше идут уже уровни, что называется, внутриличностные. Своего рода водоразделом служит так называемый уровень представлений о своих способностях и возможностях. Проблемой здесь может являться несоответствие того, что человек думает о своих возможностях и - реальности. Человек может не знать того, что он может. Или, напротив, <слишком хорошо о себе думать>. Или - и то, и другое одновременно.

·     Он думает, что он хорошо поет и плохо выглядит. А на деле - наоборот.

Соответственно человек либо отказывается от своих желаний, считая их недостижимыми, либо имеет завышенные претензии и, как следствие, фрустрацию.

·     Или облом. После чего оценка своих возможностей падает, и все сводится к первому варианту.

На деле такие проблемы - это проблемы из серии <Я боюсь делать то-то и то-то>. Потому что <не умею>, <не получится>, <а что подумают?> и <а вдруг она откажет?>. Ну и, как следствие, человек - не делает. И того, что хочет - не получает. И мировоззрение его постепенно сводится к старому-доброму <знать, судьба такая>.

·     Или <не судьба>.

От чисто поведенческих проблем все это отличается тем, что там человек говорит: <Вы скажите как, а уж я сделаю>. А здесь: <Я знаю как, но делать не буду, потому что все равно ничего хорошего из этого не выйдет>. Обычно в таких случаях срабатывает комбинированный эмотивно-бихевиоральный подход.

·     И плохо работает подход рациональный. Убеждение то есть.

Зато рациональный подход хорошо работает на следующем уровне: на уровне убеждений и ценностей. Возможная проблематика этого уровня охватывает и то, что мы говорили про дезадаптивные установки, и то, что описывали, когда касались ценностей. Если обобщить, то проблемные переживания на этом уровне порождает несоответствие реальности окружающего мира (как он воспринимается, а не какой он есть на самом деле) своим к этому миру претензиям-ожиданиям.

·     Верованиям.

Я знаю, что должно быть так, ан нет - оно оборачивается иначе. Это расстраивает. Я верю, что ко мне отнесутся хорошо, а получается не совсем так. (То есть отнеслись по факту все равно хорошо, но не так хорошо, как я ожидал. Отнеслись вежливо, а я, например, надеялся на бурные проявления любви и благодарности. Отсюда - тяжесть на душе.) Или - еще хуже - кто-то посягнул на мои ценности. Напал. Я, конечно, отреагировал, отстрелялся прямой наводкой. Но опять-таки неприятно. А чего он - на мои Ценности?

·     Совсем плохо, если на ценности нападает не какой-то враг, а сама жизнь. Ну разрушает она мои Ценности - и все тут. Это уже не просто проблема. Это - трагедия. Рушится мир. Этого можно и не пережить. В прямом смысле слова.

Там, где речь идет об убеждениях (это поменьше, чем Ценности, и поддерживает их Знание, а не Вера), проблемы искрят обычно при обнаружении несоответствия убеждений друг другу, логике или фактам внешнего мира.

·     <Я труп>. - <Но трупы не живут>. - <Я живой труп>. - <Скажи, у трупов течет кровь?> - <Конечно, нет>. - <Посмотри, у тебя течет кровь!> - (пауза) - <Да, я ошибался. У трупов течет кровь>.

То есть картина мира нестройная, убеждения навалены-нахватаны вразнобой, и от столкновения их спасает только то, что человек хронически не задумывается над ними всерьез. Но вот он задумался: И пришел к психологу.

·     А куда деваться: жизнь заставила.

Сложнее с ценностями. Если убеждения - это <как правильно>, то ценности - это внутренние ответы человека на извечный вопрос <зачем?>: зачем он делает то, что он делает и именно так, как он делает. Зачем он терпит неприятности, зачем работает, любит близких, растит детей. Зачем он вообще - живет именно так.

Бывают, конечно, ценности игрушечные, невсерьез, для фасада. Вот, вроде и стоит <честность> у человека в ценностях, но как-то так, все больше для посетителей. И если и рухнет под давлением обстоятельств, то - фасад, конечно, щербатый, но дом-то цел и невредим. А вот если та же <честность> - несущая стена, то и дрогнет она вместе со всем домом. И если рухнет, то и остальному - не стоять.

·     И либо останутся развалины, либо несущую стену в другой раз человек выберет понадежнее - со своей уже <битой жизнью> точки зрения. Например - пользу. Выгоду. <Эта не обманет>.

Если ценности оказываются случайно задеты - это проблема. Нужно ликвидировать последствия и успокоить. Привести жизнь в порядок. Мало ли какие случаи бывают. А вот если ценности начинают разваливаться (или доводят человека до такой жизни, что лучше бы они развалились), то это уже - беда. И косметическим ремонтом здесь не обойтись.

Убеждениями занимаются все больше конгнитивный и рационально-эмотивный подходы. А вот ценности - штука экзистенциальная. И подход к ним соответствующий. (Включая сюда <терапию смыслом жизни> В. Франкла).

Но и для убеждений-ценностей есть <уровень выше>. Называют его по-разному: уровень <Я>, уровень самоидентефикации, уровень эго-идентичности, уровень самости, уровень сущности и т.д. Суть одна. Здесь на глубинном, в обычной жизни практически неосознаваемом уровне отложено самое основное, самое главное знание-представление человека о себе самом.

·     И серьезные изменения на этом уровне меняют человека настолько, что можно говорить о смерти одного и рождении другого.

Уровень <Я> можно, наверное, сравнить с генотипом в биологии. Множество конкретных проявлений зависит от факторов более низкого уровня. Но границы развития задаются именно здесь - в ядре психики человека. Здесь свиваются клубками самые мощные мотивы, самые потаенные страхи, самые заветные желания, самые масштабные цели, самые сокровенные ожидания, здесь зарождается самооценка, сюда уходит корнями гордость и чувство собственного достоинства, здесь кроется любовь или нелюбовь к себе, здесь начинается и заканчивается самоуважение. Человек начинается здесь.

·     Именно об этом говорит человек, когда утверждает: <Я такой, какой я есть>.

Сюда обращаются люди в поисках ответа на вопрос <Кто я?>, <Какой я?>, здесь начинается знание о том, <как мне - быть>. Наконец, уровень <Я> характеризуется тем, что здесь отступает разум и сознание, и чувствуется океанское дыхание бессознательного.

Соответственно, и работают здесь техники суггестивные: трансовые или околотрансовые. Не обязательно это клинический гипноз. Измененное состояние сознание используют многие подходы.

·     Начиная с психоанализа с его затемненной кушеткой и свободным полетом ассоциаций.

Используете вы техники расслабления, направленной визуализации, аутотренинг по Шульцу, ведете человека <по линии времени> в НЛП или предлагаете <увидеть> своего обидчика <на втором стуле> в гештальттерапии, погрузиться в роль в психодраме или - конечно - используете рассеивание в эриксоновском гипнозе, даже если вы просто установили хороший контакт <с погружением> в проблему - наши поздравления, коллеги, вы используете измененные состояния сознания.

·     Транс.

Разговоры о допустимости-недопустимости мы оставим теоретикам. Хорошие практики, даже относящие себя к сугубо рационально ориентированным, внушением занимаются и хотя бы в легкий транс клиента погружают.

·     Если это хорошие практики. Потому что легкий транс - это сама атмосфера работы в кабинете психолога.

Сейчас речь о том, что на уровне <Я> именно суггестивные техники (или суггестивная составляющая других техник) имеют наибольшие шансы на успех. Если, конечно, мы вообще имеем дерзость затрагивать этот уровень - <влезать в душу>.

Наконец, есть (точнее, о нем говорят) и самый высокий уровень. Иногда его называют уровнем <сверх-Я>, или еще - <трансцедентного Я>, <транс-Миссии>, уровнем духовности или уровнем Идеала. С этим уровнем далеко не все ясно. Разве что то, что психология в обычном ее понимании этого уровня практически не касается.

·     Или смыкается здесь с философией и теологией.

Если уровень ценностей отвечает человеку <зачем он делает то, что он делает и живет так, как живет>, то уровень духовности берет еще выше - здесь кроется ответ на вопрос <зачем он вообще живет?>. И не только он сам - зачем этот мир, зачем вообще - все?

·     А сам человек - лишь как частное проявление этой вселенской истины, закона, порядка, Бога, наконец.

Те из нас, коллеги, кто начинает работать на этом уровне всерьез, становятся либо мыслителями, либо Учителями жизни, либо - священниками.

·     Или <просветленными отшельниками> и <духовными гуру>. И священники разной направленности единодушно начинают на них гонения. Потому мало кто любит лишних конкурентов.

Честно говоря, на наш взгляд, у психологов хватает работы и без претензий на уровень <транс-Миссии>. Хотя бывают случаи, когда для конкретного клиента приходится быть и <гуру>.

·     Правда, идти на это лучше очень и очень неохотно. И сворачивать свое <мессианство> так быстро, как только позволяет ситуация. А то и вовсе обойтись возможностями уровней предыдущих.

Итого структура уровней:

-     Окружение

-     Поведение

-     Представления о возможностях

-     Убеждения и Ценности

-     <Я>

-     Духовность (выше, чем <Я>)

 

Надо сказать, что при всей <крутизне> работы на трех последних уровнях, больше половины заявляемых проблем решается на трех первых. И вряд ли можно считать профессиональной удачей, если мы беремся за рычаг уровня <Я> там, где можно было обойтись простым бихевиоризмом. В нашей работе, как и в любой другой, имеет смысл придерживаться принципа разумной достаточности.

·     Ничего сверх меры.

Наше вмешательство практически в любой из уровней организации жизненного опыта человека - это все-таки вмешательство. То есть, занимаясь сложностями клиента, мы и сами можем оказаться травмирующим фактором. И чем глубже мы лезем, тем такая сопутствующая травма - сильнее.

·     И дольше будет заживать.

Отсюда два вывода: при прочих равных надо пользоваться наименее сильнодействующими средствами из применимых - это раз. И нужно выбирать наиболее щадящее средство из всех одинаковой мощности - это два. Да, все решают конкретные обстоятельства. Но часто ныне встречающаяся привычка встряхивать (вытряхивать?) всю душу в надежде, что <само наладится, а нет - так появятся другие проблемы> - вряд ли может считаться качественной работой.

·     От перетряхивания бардака порядка не прибавляется - первый закон Мишина.

 

Прежде чем перейти к разбору техник на каждом из уровней, обратим внимание еще на один нюанс: важно правильно выбрать уровень работы. При внешней одинаковости заявки, относиться затруднения клиента могут к уровням разным.

<Меня никто не любит> - что это? Представление о мире (в нем не может быть любви)? Знание о себе (меня и нельзя полюбить, такой уж уродился)? Убеждение-ценности (Любят только добрых, а я злой, злых никто не любит, поэтому и меня никто не любит)? Способности-возможности (я в принципе не могу вести себя так, чтобы меня любили)? Поведение (я не умею быть таким, каким хотят меня видеть окружающие)? Окружение (вокруг крайне агрессивные и забитые жизнью люди, им не до любви, им лишь бы урвать свой кусок)?

Каждый раз это бывает по-разному. И прежде чем сказать себе: <А! Я знаю, откуда ноги растут!>, надо - хорошо выявить суть.

·     Тише едешь:

 

Суть группового конфликта и цели группы

Как мы уже говорили, неприкрытая борьба за власть не встречает сочувствия и понимания в большинстве психологических групп. Их участники достаточно цивилизованные люди, чтобы откровенных властолюбцев просто-напросто опасаться и недолюбливать. Даже в примитивных группах, там, где власть лидера держится на страхе в первую очередь, одного страха обычно недостаточно. Недостаточно, если у членов группы есть возможность из группы уйти. (В тюрьме, армии и подобных структурах такой возможности нет. Поэтому на страхе там основано очень многое). Там, где есть свобода уйти, откровенная тирания лидера ускорит такой уход и, как следствие, распад группы. А распад группы означает и окончание лидерства. Чего лидеру обычно не хочется.

·     Отсюда два попутных вывода: руководство может пытаться сохранить группу, когда в ней нет никакой нужды во-первых, и противники могут стараться развалить группу, пытаясь сместить ее лидера во-вторых.

Так или иначе, внешний рисунок конфликта в большинстве групп формируется вокруг благ, которые группа обещает своим участникам: вокруг целей, которые и делают группу - группой.

·     Если подчинение тирану спасает от голодной смерти, то кроме страха есть и понимание: без него - хуже. Если наш лидер не просто сильнее всех, но и один знает дорогу за сокровищами - он нам нужен. Если наш руководитель раз за разом демонстрирует способность лучше других организовывать нам занятость и зарплату, то подчиняемся мы ему не только за тяжелый нрав, но и за выгоду:

И именно своей способностью наилучшим образом обеспечить достижение групповых целей аргументируют тогда претенденты на власть свои претензии. Собственно, вы не часто услышите что-то вроде: <Я лучше тебя знаю, как проводить психологическую коррекцию, поэтому я буду здесь командовать>. Чаще это будет звучать: <Чтобы Васе было лучше, надо сделать так-то и так-то. Ты, Аня, скажи то-то, а вы лучше помолчите:> Претензия на лидерство обычно не проговаривается вслух. Участники демонстрируют лидерское поведение, пытаясь провозглашать цели группы, обосновывая их благом группы, ее участников. Они справедливо полагают, что если группа согласится с их целями и поведением, то она примет и их претензии. Поэтому идеологической основой борьбы за власть и вообще всей стадии группового конфликта являются цели группы. Тот, кто контролирует цели, тот и руководит.

·     А значит, еще одним способом сместить или заместить лидера является смещение или замещение прежних целей группы новыми, которые старый лидер обслуживает не так хорошо. Идейные схватки перед участниками группы, споры о ценностях и целях с уже существующими лидерами, столкновения вокруг наилучшего варианта текущей работы на благо все тех же целей - все это борьба за власть.

 

Зачем группе лидер

Стадия конфликта однажды заканчивается потому, что группе лидер как таковой - ради лидера - даром не нужен, даже если он и исключительно хороший человек. Группе нужен тот, кто лучше других обслужит ее цели. (Даже если это человек достоинств куда более сомнительных). Группе нужен слуга. И слуге этому группа готова его черную работу оплачивать - почетом и полномочиями. (А если лидер профессиональный, то и деньгами). Поэтому если один человек уже зарекомендовал себя как тот, чьими усилиями мы, как группа, своих целей устойчиво достигаем, то - от добра добра не ищут - даже если лидер этот нам не слишком симпатичен, ситуация в целом нас устраивает. Пусть не все, пусть через пень-колоду, но жить же можно! И шансы новых претендентов невысоки. Невысоки до тех пор, пока:

- старый лидер совсем не перестанет справляться,

·     Причем тут важно не то, насколько старый лидер действительно эффективен, а как это оценивается группой.

- не поменяются цели (так, чтобы старый лидер им не удовлетворял),

- старый лидер не откажется сам,

- его несостоятельность не проявится настолько явно, что этого уже нельзя будет не заметить или, наконец,

- пока не распадется группа.

Во всех остальных случаях группе все равно, кто именно ее лидер, лишь бы ситуация в целом группу устраивала. Вялые бунты неудачливых претендентов не будут поддержаны до тех пор, пока все идет по-старому. Собственно, мы можем заявить, что смена лидера возможна только при перезапуске группового процесса, когда на смену устойчивости приходит нестабильность начальных стадий.

Устойчивость же присуща третьей стадии развития группы - стадии работоспособности, когда все уже поделено, и все роли распределены. Один из претендентов стал лидером, другой сместился на место <эксперта> - умного и относительно независимого человека (своего рода <старейшина> в отличие от <вождя>), который не принимает решений сам, но к советам которого лидер прислушивается. Если группа большая, то кто-то из бывших претендентов в лидеры может сместиться в роль <лидера оппозиции> или <альтернативного лидера>, возглавляюещго формальное меньшинство. Если этот второй лидер лоялен, но он вполне вписывается в групповую структуру. Если же его борьба не ограничивается внешними проявлениями и оказывается группе помехой, то лидер главный такого оппозиционера будет из группы активно изгонять, требуя поддержки от группы, потому что <он мешает всем нам>.

·     Тут самое время вспомнить термин <антилидер>. Антилидер в отличие от альтернативного лидера не претендует на лучшее обслуживание целей группы, а ставит под сомнение сами цели, то есть угрожает целостности группы как таковой. Альтернативный лидер предлагает другой план наступления, антилидер говорит, что никакого наступления не нужно вообще, что все мы тут зря собрались и лучше бы нам разойтись по домам и отсидеться там.

Еще одно место, куда может в группе попасть неудавшийся или свергнутый лидер, это место <отверженного> - внутригруппового <козла отпущения>, на которого лидер действующий может отводить конфликтные посылы и прочее недовольство группы. Группе <козел> обычно не нужен, но - он нужен лидеру.

Остальные члены группы распределяются в неравной пропорции в:

-  <группу поддержки основного лидера> - полностью лояльные люди. Обычно их немного.

- <группу поддержки альтернативного лидера> - это оппозиция, членов которой что-то на данный момент в группе не устраивает. Обычно этих еще меньше.

- <нормальных участников>, которые участвуют в группе постольку, поскольку групповая цель соответствует их личным целям и ценностям, то есть поскольку группа их обслуживает.

Когда такое распределение завершено, лидер и провозглашенные им цели утверждены, а повседневные нормы работы группы исходя из целей лидером установлены, мы можем считать, что группа вступила в фазу устойчивой работоспособности. И лидеру пора оправдывать возложенное на него доверие.

А что дальше? Дальше группа работает, привычно следуя целям, нормам и сложившейся иерархии. Потому что все это нужно не само по себе, а как инструмент для достижения целей. И однажды эти цели оказываются достигнутыми.

·     Или все больше людей в группе считает их недостижимыми в рамках этой группы.

Группа начинает распадаться. Этот период часто приводит начинающих ведущих в панику. Что я сделал не так? Фокус тут в том, что чем лучше, чем более <так> сработал коллега, тем скорее у группы уже нет иного смысла быть вместе, как просто потусоваться. То, зачем люди пришли в группу, они получили.

·     Приходилось сталкиваться? Пик эмоций, полное счастье, победа: И это начало конца. Группы.

Вот почему уходят из коррекционных групп люди, которым стало лучше: у них теперь есть более насущные заботы. А те, прежние, насущными быть перестали. Спасибо за хорошую работу.

Вот почему уходят люди из групп личностного роста: они достигают своего представления о том уровне, который им пока <достаточен>. Смутное представление, что в жизни есть еще что-то, в поисках чего мы шли за <личностным ростом> преобразовалось в (тоже наивную) уверенность, что <нашли>. А раз так, пора заняться делом во вновь открывшейся перспективе.

Сохранить группу (если это зачем-то надо) поможет лишь перезапуск групповой динамики: смена целей, новая стадия конфликта, переформирование группы и т.д.

 



 
НЛП-Практик




















OZON.ru

  © 2003 Design by "ComMeta" Ltd.